Тайны бабушкиной квартиры. Что находит старьевщик в заброшенном жилище

Тайны бабушкиной квартиры. Что находит старьевщик в заброшенном жилище

МОСКВА, 31 октября — РИА Новости, Ануш Долуханян. Доставшаяся по наследству или приобретенная квартира в старом доме может хранить невиданные сокровища. Зачастую владельцы даже не представляют, что внутри могут быть храниться миллионы — в виде посуды, ваз, мебели или книг. Зато об этом знают старьевщики, которые опустошают жилище и потом зарабатывают на  раритетах миллионы. Корреспондент РИА Новости поговорила с молодым владельцем антикварной лавки и бизнесменом Максом Верником и узнала, где можно найти яйца Фаберже и как оценивают вазы.

Старьевщик без седой бороды

Лавка Макса Верника расположена в одном из арбатских переулков. Это просторная квартира на третьем этаже жилого дома. Попасть внутрь можно только по предварительной договоренности. Дубовый стол, статуэтки XVII века, книжные стеллажи с томами старых энциклопедий и новых книг о продвижении брендов и SMM. Владелец квартиры совсем не похож на старьевщика в привычном понимании: он сидит за массивным столом с двумя компьютерными мониторами, взгляд деловой и проницательный. Максиму 35 лет, и 20 из них он занимается куплей-продажей.

«Другого делать и не умею», — говорит он про себя. Сбытом антиквариата он занялся в 2008 году, когда после кризиса его интернет-магазин электроники перестал приносить доход. Верник рассказывает: «Меня нельзя назвать утонченным антикваром, который целенаправленно ищет какие-то предметы. Я старьевщик: покупаю и продаю вообще все. Предложите компьютер — куплю компьютер, предложите квартиру с бабушкиным наследством — тоже не вопрос».

Товар он выставляет и у себя в лавке и в интернете. Публикует профессиональные фотографии лота, подробное описание и дополняет его исторической справкой. Один из главных секретов Верника — это умение находить то, чего еще не видел рынок антиквариата. Обычно товары переходят от одного скупщика к другому, но у Макса в запасе всегда что-то новое. Именно за «новинками» к нему и обращаются именитые коллекционеры.

Где найти старье?

Макс рассказывает, как раньше «покупал квартиры скопом», то есть выкупал все содержимое вместе с жилплощадью. «В какой-то момент я устал от ковыряния в этом мусоре. В квартире обычно 70% хлама, но только 30% можно продать за приличные деньги. Сейчас я работаю так: оцениваю несколько вещей в квартире и даю за них хорошую сумму».

Большинство скупщиков, по словам Верника, «сидят в своих магазинах и ждут, пока им какая-то старушка принесет шедевр». У него дела обстоят иначе — больше половины по-настоящему дорогого антиквариата он нашел в квартирах в центре Москвы, например в «Доме на Набережной» и в высотке на Котельнической. Законсервированные на 20 лет квартиры могут хранить настоящие сокровища.

Уникальный товар можно найти и в других городах: «Питер — это рай для меня. Когда я приезжаю к владельцам старых квартир, у меня от красоты слезы на глаза наворачиваются. Много ценного находится и в других странах: в Белоруссии, США, Европе. Например, в Америке много Фаберже».

Свои находки Макс продает и частным коллекционерам и музеям. Например, Пушкинский с радостью купил редкий сервиз Федашева. Покупателями нередко становятся звезды, политики и актеры, например недавно звезда фильма «Назад в будущее» Кристофер Ллойд купил у него винтажную фигурку Супермена. Правда, детали сделки и особенности фигурки Верник раскрывать не стал. «Может, когда-нибудь я заработаю миллиард и стану меценатом, но пока мне нужны деньги», — шутит он.

Сколько стоит шедевр?

«Когда я беру в руки товар, то сразу понимаю примерно, за сколько я его могу продать. Это опыт. На самом деле вещи всегда одни те же. Например, в фарфоровых сервизах любой эпохи изображения людей на посуде стоят дороже, чем зверей,» — делится Верник.

Состояние вещи напрямую влияет на ее цену. Так, целая стеклянная ваза Галле (особый тип изделий из непрозрачного многослойного цветного стекла. — Прим. ред.) может стоить до 10 тысяч евро, колотая — тысячу, разбитая на две части и склеенная — 500 евро. Влияет на цену и тираж: если было выпущено 200 экземпляров, то цена может быть в разы больше, чем при тираже 1000 экземпляров.

Обмануть человека и подсунуть ему подделку проще простого, признается Макс. Обыватель может только сравнить клеймо на предмете с изображением в интернете. А это все равно что ненастоящую подпись художника на картине принять за подлинник без каллиграфической экспертизы. Чтобы не быть обманутым самому, Макс посещает занятия по истории живописи, ходит по музеям, общается со специалистами и коллекционерами.

Любимый прием «утонченных антикваров» — купить товар за две копейки, а потом продать втридорога в своих салонах. «Я готов дать сто тысяч за одну вещь и заработать на ней еще сто тысяч. Но я скажу правду о цене человеку. Он может отказаться, но отношение ко мне будет не как к скупщику, а как к бизнесмену», — объясняет Верник.

О теплой любви к старине

Любимая эпоха Макса — Серебряный век, но он ни разу за все годы в этом бизнесе так и не решился оставить что-то из найденных предметов себе. На столе у него лежит книга об Александре Вертинском с несколькими закладками. Есть даже мечта создать квартиру-музей артиста и поэта. «Я хочу начать, но пока слишком молод», — признается он.

«К старине надо относиться бережно. Сейчас новые хозяева сливают все, что осталось в квартире, кому-то или относят на свалку, а потом привозят два грузовика новой мебели, которая через два года сгниет. Не нужно выкидывать вещи, можно меня позвать. Я фанат старых вещей, мало кто относится к старому с такой любовью и теплотой, как я».

Источник: РИА новости

09:05